Версия для слабовидящих

Поздравляем Ольгу Антонову с юбилеем

Актриса театра и кино, режиссер, удивительный талант и просто человек с большим сердцем. 22 декабря родилась народная артистка России Ольга Антонова, знакомая зрителям по работам на нашей сцене.

К 85-летнему юбилею актрисы делимся размышлениями об актёрской профессии и театре, её правилами жизни и воспоминаниями о «Приюте комедианта».

Об актерской профессии

Актерство — это особый генетический код. На артистов не выучиваются, ими все-таки рождаются. Мы рождаемся такими вот «извращенными» людьми, которых хлебом не корми — дай ежесекундно при помощи игры отреагировать на мир, сыграть характер, ситуацию, преподнести это случайным или неслучайным зрителям.

Игра — это, несомненно, высокая болезнь, если хотите — уродство психики, некоторое «искривление» личности, эдакая бацилла, поселившаяся в организме, и никуда от нее не деться... С другой стороны, это дар, гипертрофированная эмоциональная подвижность и отзывчивость. У меня ощущение, что некоторые люди не специально в себе это развивают, а просто от Бога одарены это детское не потерять и пронести сквозь всю жизнь.

Ольга Антонова, акриса

После спектакля я чувствую себя очень раздвоенно: одновременно счастье и опустошение. Как после родов — все болит, нет сил, но ребенок жив, и вся семья счастлива.

Для меня мои партнеры — как бы арфа со струнами, и я на них играю. Как и они на мне.

Тот стресс, который актеры испытывают на сцене, — это как настоящая война. Это уникальная профессия. Она, помимо счастья, влечет за собой горе, бедность, суициды, трагедии...

Даже трагедию надо играть легко и воздушно. Внутри тебя все время должен сидеть такой наблюдатель-актер, который разные эмоции очень четко отвешивает. Иначе — завал. Когда эта легкость исчезает и ты намертво сливаешься с персонажем, это уже диагноз.

«Почти смешная история» (1977), кадр из фильма

О театре

Вообще, я убеждена: основа театра — любовь, и только в любви рождаются талантливые спектакли. Все режиссеры, с которыми я работала, — а это Николай Павлович Акимов, Вадим Голиков, Левитин, Юлик Дворкин, Виктюк, Титов, Муратова, Кулиджанов, Шахназаров — были для меня университетами. Вот так смотрю — неплохая компания. Какая я счастливая!

Я обожаю театр! Каждый день один и тот же спектакль — это разный спектакль. Его рождают вместе с публикой, с новым временем, с электрическими разрядами, которые носятся в воздухе, и неизвестно, кто кем управляет — мы публикой, или разряды нами, актерами и публикой. Поэтому актеры каждый вечер выходят и выходят на сцену. А публика приходит и приходит в театр. И ждет чуда, когда откроется дверь в четвертое измерение. Ведь театр — это настоящая мистика.

«Этот милый старый дом» (1972), сцена из спектакля. Фото из архива Театра Комедии им. Н.П. Акимова

Диалог с классиками я веду, когда играю. Обращаюсь к герою (если он существовал в действительности, как Софья Толстая или Александра Федоровна у Карена  ), молюсь им, их душам и прошу помочь, если у них есть такая возможность, чтобы помогли мне быть достоверной. Прошу простить меня. Может быть, я заблуждаюсь, но у меня возникает ощущение, что они мне помогают. Я почти уверена в этом. И помогают с удовольствием, только мне кажется, что их надо помнить и искренне любить.

О себе

Я умею радоваться мелочам. Когда случается какая-то глобальная радость, я ее даже не понимаю, не могу осознать. Словно в порядке вещей, так и должно быть. А какой-нибудь там чашечке, цветочку, безделушке несоразмерно рада бываю.

Знаете, как Екклесиаст говорил: мало выбрать в жизни правильный путь, надо сделать так, чтобы он был для тебя приятнее. Я стараюсь делать так.

Мое счастливое детство? Помню сильное чувство голода, его я пронесла через всю жизнь. Я и сейчас постоянно есть хочу. В войну, когда мне было три года, у меня родился братишка. Мы переехали из Ленинграда в Свердловск, и там я ходила к какой-то знакомой козе за молоком. Бабка давала мне пол-литровую баночку и кусочек жмыха и говорила: «Сейчас положишь в рот и соси, чтобы дорогой не проглотить». И я сосредоточенно сосала, чтобы не отхлебнуть молока.

Мне нравится хулиганить. Я вообще чистого искусства не люблю — чистую комедию, чистую трагедию. Особенно когда с пафосом, Это все такое натужное, что мне просто становится смешно. Я не понимаю этого. Я очень люблю путать жанры, находить в трагическом — нелепость.

У меня ощущение дома зависит не от стен, а от людей и окружающего пространства. Иногда мне достаточно выйти на одну из городских площадей, чтобы почувствовать себя дома.

Ненавижу юбилеи. Это такое несчастье! Друзья почему-то обязаны готовить подарки, а мне ничего не нужно. Я больше ценю неожиданные подарки — без повода, вдруг, некстати, как манна небесная.

Не надо сравнивать 80-летнюю женщину с 20-летней девушкой — у каждого возраста своя красота. Я видела Анну Ахматову, когда ей было уже много лет. Она и в старости была удивительно красивой женщиной, а когда шутила, смеялась, остроумничала, становилась просто восемнадцатилетней девушкой!

«Недосягаемая» (1999), сцена из спектакля. Фото из архива театра «Приют комедианта»

О «Приюте комедианта»

Я с наслаждением играю в «Приюте комедианта» — обожаю камерные театры. В них можно говорить шепотом и каждый твой вздох или движение бровью принимается публикой. А главное — ты среди единомышленников. Это так согревает!

Софья Андреевна Толстая  — это самый объемный и сложный образ, который мне доводилось играть. Меня поражает ее скромность и «русскость» духа. Это же с ума можно сойти: пять раз переписывать «Войну и мир»! Да что переписывать — рассказать мужу-писателю обо всех знакомых и родственниках, чтобы он воплотил их в своем творчестве. Мне даже кажется, что моя героиня каждый раз что-то добавляла в текст от себя, а Толстой не перечитывал и потому не замечал.

Витя  — мой самый преданный поклонник и действительно очень верный друг. Он называет меня «тетя Оля», а я его чуть ли не усыновила. Мы познакомились, когда ему было лет восемь: он ждал меня вместе с бабушкой на служебном входе после спектакля. И это дитя, дрожа и подпрыгивая от волнения, кричало: «Вот она, самая прекрасная женщина на свете, моя любимая актриса!» Когда я несколько лет назад ушла из Театра комедии, Минков был первым, кто позвонил мне и предложил работу: кучу пьес на выбор.

Мы с Петром Вельяминовым играли«Старомодную комедию»  в «Приюте комедианта», ездили по всей России. Когда мы ее репетировали, я спрашивала своего любимого артиста: дорогой Чарли Чаплин, а как бы ты сыграл эту роль? Я играла там спустившегося с неба эльфа, который подарил смысл существования другому человеку. Маленького принца. Когда моя героиня, словно эквилибрист, спускалась со своего каната на землю, Вельяминов играл совершенно потрясенное существо. Он вдруг открывал в себе возможность полюбить то, что он не понимал и отрицал всю свою жизнь. Когда он говорил: «Когда ты ушла, я чуть не умер», зал хохотал и рыдал одновременно!

«Старомодная комедия» (1998), с Петром Вельяминовым. Фото из архива театра «Приют комедианта»

Очень неприятно долго и нудно рассказывать о себе и о том, как я создавала ту или иную роль. Я действительно не знаю, как я это делала. Часто я начинаю врать, придумывать на ходу. Потому что многого в этой профессии не понимаешь и, может быть, никогда не поймешь. Режиссер, партнеры, драматург, собственные эмоции — все это сплетается в странный клубок, который невозможно распутать. И истоков не найти. Но что делать?

Что посмотреть прямо сейчас?

Этот милый старый дом (1983). Фильм-спектакль Ленинградского Государственного Академического театра комедии. Постановка Петра Фоменко по одноименной пьесе Алексея Арбузова.

Почти смешная история (1977). Лирическая история с элементами комедии. Режиссер — Петр Фоменко. 
 

Справка

Ольга Сергеевна Антонова родилась 22 декабря 1937 года в Ленинграде в семье писателя Сергея Антонова. Училась на курсе Бориса Зона в ЛГИТМиКе, где затем преподавала актерское мастерство. Сразу после учебы была приглашена в Театр Комедии им. Н.П. Акимова, где прослужила 50 лет и исполнила несколько десятков ролей. Среди основных — роли в спектаклях режиссеров Николая Акимова, Петра Фоменко, Романа Виктюка, Михаила Левитина, Вадима Голикова. Участвовала в спектаклях театров «Русская антреприза» имени Андрея Миронова, Дома Кочневой, компании «ТеатрДом», Театра им. Ленсовета. На сцене театра «Приют комедианта» играла в спектаклях «Старомодная комедия» (и была режиссером постановки), «Недосягаемая», «Пат, или игра королей», «Толстого нет».

Кинопремии и широкую известность Ольге Антоновой принесли роли в фильмах Петра Фоменко «Почти смешная история» (1977), Киры Муратовой «Астенический синдром» (1990) и Карена Шахназарова «Цареубийца» (1991). Ольга Антонова коллекционирует и сама делает куклы, участвует в профессиональных выставках художников-кукольников.

Народная артистка России (1994). Дважды лауреат высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит»: в номинации «Лучшая женская роль» (2006) и специальной премии за исполнение роли Анны Керн в спектакле «О, Вы, которые любили» (2010).